Танец Дели

341
Опубликовано 12 июня 2015, автор Ron Van

Кто знаком с работами театрального по сути режиссера Ивана Вырыпаева знает, что эти работы сложно назвать рядовым фильмом, который может быть просмотрен на ходу, невдумчиво, бегло. Это совсем не тот случай. Такие постановки надо всецело созерцать и, возможно, в какой-то момент вы почувствуете, что вам открывается новое пророческое знание. Таковы все фильмы талантливого автора, напоминающие симбиоз собственно кино, музыкального клипа и театральных сцен. Такое новаторство нельзя не ценить. Режиссер склонен к необычной структуре своих постановок, это заметно и в «Эйфории» и в «Кислороде». Необычная подача материала заставляет обращать внимание, вслушиваться, всматриваться. Этот фильм можно было найти в тв программе на неделю на Liyo.ru, он также демонстрировался в кинотеатрах и собрал около 40 тыс. долларов.

Короткометражка Танец Дели

Структура единого фильма «Танец Дели» делится на семь короткометражных фильмов, которые объединены между собой одними и теми же героями и событиями и разделены титрами. Вот только ход развития событий каждый раз причудливым образом меняется и приводит к созданию новых, наполненных глубоким смыслом и нарочно театрально наигранных диалогов между талантливыми актерами (Арина Маракулина, Гаролина Грушка, Игорь Гордин, Ксения Кутепова, Инна Сухорецкая). По мнению автора, именно такая структура позволила многовариантно «поговорить» со зрителем на такие ключевые темы как смерть, жизнь, измена, трагедии, прощение, вина, счастье, любовь, Бог, сострадание, принятие всего, что происходит в нашем сумасшедшем мире. Символом всех этих крепко взаимосвязанных между собой вещей выступает яростный и невозможно красивый танец Дели главной героини, который был рожден в отчаянии и боли, но стал красивым продолжением людского несчастья. Так может ли он сам тогда являться счастьем, спрашивается в фильме. Герои пытаются отследить, как из одного счастья рождается несчастье других и – наоборот, для того, чтобы отпустить чувство вины и расстаться со своей личной трагедией. Ибо жизнь не может быть нейтральной и стерильной, но это совсем не означает, что мы должны её отвергать и требовать других правил. Надо принять факт рождения счастья из несчастья и просто жить.

Характерно, что действие картины разворачивается в больничном белом коридоре на кушетке, где ожидающие получают известие о смерти одного из героев (каждый раз это кто-то новый) и это рождает дальнейшее обсуждение. Пытаясь понять свои драмы, герои вспоминают самый ужасающий пример Освенцима из истории и вопрошают: а должен ли он был вообще случиться в нашем прошлом?

Ивана Вырыпаева называют мастером «новой драмы» и, похоже, это действительно так. Все же каждое его отвлечение от театра и реверансы в сторону очень уж нестандартного и интересного кино – заметные и приятные события, не оставляющие равнодушными ни критиков, ни зрителей, ни жюри фестивалей.

Рубрика

Добавьте свой комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.